Idea Legal Group

Люксембург и Кипр вместо БВО и Кайманов

Хранение активов и капиталов за рубежом для отечественных бизнесменов было привычной практикой на протяжении всей новейшей истории России. Использовалась простая схема: регистрируется фирма на Багамах, БВО или в другом оффшоре, на нее разными путями перебрасываются деньги или ценные бумаги, и всё это потом успешно хранится в каком-нибудь швейцарском банке в полной конфиденциальности.

Однако с 2015 года над теми, кто предпочитал такой вариант хранения нажитого, начали сгущаться тучи. Сначала в России был принят закон о контролируемых иностранных компаниях (КИК), по которому зарубежные фирмы, принадлежащие российским гражданам, в некоторых случаях теперь признаются налоговыми резидентами РФ. А с 2018-го года Россия присоединилась к системе CRS (автоматический обмен налоговой информацией между государствами), что обеспечило отечественным налоговым органам доступ к информации о принадлежащих россиянам иностранных активах.

Падение оффшоров

Вся суть существования оффшорных схем базировалась на двух ключевых принципах — отсутствии налогов (или совсем уж низких ставках) и конфиденциальности. В большинстве стран, квалифицируемых как оффшорные зоны, существует даже специальный инструмент для иностранных предпринимателей — «international business company» (IBC). Это особая организационно-правовая форма предприятия с нулевой ставкой корпоративного налога, предназначенная для получения прибыли за пределами оффшорной страны.

 

Даже в прежние времена такую компанию могли признать налоговым резидентом той страны, резидентом которой является ее бенефициар. Но для этого нужно было знать, кем является этот бенефициар. А вот с этим у налоговых органов и были основные проблемы, ведь в оффшорных странах всегда стремились сохранять максимальную конфиденциальность финансовой информации.

Но запуск системы CRS сделал всю оффшорную систему бесполезной, поскольку при осуществлении любой хозяйственной деятельности за пределами оффшоров неизбежно приходится раскрывать информацию о собственниках предприятия. А это значит, что налоговые органы на родине бенефициара сразу узнают, кому принадлежит оффшорная компания, и обложат ее прибыль налогом.

Конечно, сами оффшорные страны пытаются и дальше сохранять конфиденциальность, но гарантировать ее они могут лишь в пределах своей юрисдикции. А это бессмысленно, ведь в самих оффшорных странах бизнес построить не на чем.
По этим причинам начался массовый исход предпринимателей из оффшоров, утративших свои преимущества. Вместо этого капиталы начали перетекать на Кипр, в Люксембург и другие страны, обеспечивающие достаточно высокий уровень защиты капитала, хотя уже и не дающие тех превосходных условий, которые прежде были в традиционных оффшорах.

Не оффшорный Кипр

На протяжении значительного периода своей новейшей истории Кипр считался оффшором, либо близкой по статусу юрисдикцией. С появлением рыночной экономики в России наши предприниматели сразу же полюбили эту страну за весьма благоприятный налоговый климат и территориальную близость. Кипр стал для россиян самой популярной иностранной юрисдикцией для хранения капиталов.

Люксембург и Кипр вместо БВО и Кайманов

Но ситуация начала меняться, когда Кипр решил стать частью Евросоюза. Его налоговая система была приведена в соответствие с общеевропейскими правилами, что позволило исключить его из списка оффшоров.

Но, даже лишившись традиционных атрибутов безналоговой юрисдикции, Кипр сохранил некоторые другие преимущества, которые всё еще делают его достаточно интересным для инвестирования и хранения капиталов. В первую очередь эта страна привлекает развитым финансовым законодательством, базирующимся на английском праве, что в частности позволяет создавать такие формы предприятий как траст. Причем по некоторым параметрам кипрские трасты даже более удобны и прогрессивны, чем изначальные британские.

И хотя на Кипре нет специальных организационно-правовых форм для инвестирования по типу оффшорных IBC, обычные акционерные компании и трасты вполне справляются с теми задачами, ради которых российские предприниматели направляют свои капиталы в эту юрисдикцию.

Поскольку Кипр больше не оффшор, на полное отсутствие корпоративного налога рассчитывать не приходится. Но даже действующую сегодня налоговую ставку в 12,5% нельзя назвать высокой. Она является одной из самых низких в ЕС, где типичная ставка налога на прибыль предприятий превышает 20%, а порой достигает даже 30%. При этом в налоговой системе Кипра есть несколько рудиментов из оффшорного прошлого, оставленных намерено. Например, освобождение дивидендов от налогов. Также у Кипра имеются соглашения о предотвращении двойного налогообложения, заключенные со многими странами мира, в том числе с РФ.

За годы оффшорного пошлого на Кипре сложилась развитая сервисная инфраструктура для бизнеса, специализирующаяся на предоставлении различных услуг по открытию и сопровождению бизнеса. Причем конкуренция на этом рынке достаточно высока, что обеспечивает низкие цены на подобные услуги.

Наконец, Кипр географически находится совсем рядом, в соседнем часовом поясе, что позволяет держать связь между российскими и кипрскими предприятиями, банками и сервис-провайдерами в режиме реального времени.

Респектабельный Люксембург

В Европе есть несколько миниатюрных государств, специализирующихся на создании полуоффшорных условий для бизнеса. И Люксембург — самое крупное и самое респектабельное среди них. Герцогство является полноправным участником общеевропейских политических и экономических структур, в том числе Евросоюза. Это гарантирует отсутствие каких-либо проблем для тех, кто открывает здесь свою компанию. Никаких черных списков и отказов в обслуживании со стороны иностранных банков. Люксембург — это не только выгодно, но и полностью законно.

Герцогство никогда не числилось ни в одном оффшорном списке, наоборот его обычно причисляют к одному из важнейших финансовых центров Европы наряду с Лондоном, Парижем и Берлином. Развитая финансовая инфраструктура и тесные взаимосвязи с соседними странами обеспечивают Люксембургу до четверти ВВП именно от финансового сектора.
Стабильная политико-экономическая ситуация в стране и ориентированность на привлечение иностранных капиталов сочетаются с очень стабильной правовой системой и предельно прозрачной судебной системой. С правовой точки зрения здесь инвестиции защищены лучше, чем где бы то ни было в мире.

Люксембург и Кипр вместо БВО и Кайманов

При всем этом нельзя сказать, что финансовая инфраструктура страны замерла на месте. В 2007 году в Люксембурге была разрешена новая организационно-правовая форма предприятий, предназначенная в первую очередь для управления семейными капиталами — Société de gestion de patrimoine familial (SPF). В отличие от обычных акционерных компаний SPF предназначена для накопления финансовых активов, владения ими и управления. Акционерами SPF могут выступать исключительно физические лица, трасты и частные фонды. Другие акционерные компании владеть акциями SPF не могут.
Важным преимуществом компаний этого типа является специальный налоговый режим, который к ним применяется. Все виды активов и операций освобождаются от любых налогов за исключением регистрационного сбора, который составляет 0,25% от уставного капитала. SPF сразу понравился многим предпринимателям, которые потянулись в Люксембург со всего мира, чтобы воспользоваться удобным инструментом для сохранения своих капиталов.

Правда, есть у Люксембурга и некоторые недостатки. В первую очередь следует отметить дороговизну всего и вся. Создание и обслуживание юридических лиц в этой стране обходится в солидную сумму. К тому же компании в формате SPF обеспечивают довольно узкий круг возможностей, а потому не являются универсальными.

Если вы ищите надежный инструмент для сохранения своих активов и, возможно, для последующей передачи их своим потомкам без необходимости платить огромные налоги, следует рассмотреть возможность открытия кипрского траста или SPF-компании в Люксембурге. В свою очередь юристы компании «I.D.E.A. Legal Group» готовы оказать поддержку в открытии и сопровождении деятельности этих предприятий.

Вам также может понравиться

Оставьте заявку на очную консультацию

Мы оценим перспективы Вашего дела и найдем решение Вашей проблемы!

Или звоните прямо сейчас по номеру: +7(495)205-65-65