15 июля Apple одержала крупную юридическую победу над европейскими антимонопольными регуляторами, поскольку Европейский суд отменил решение 2016 года, согласно которому компания должна была выплатить 13 миллиардов евро в виде невыплаченных налогов в Ирландию.

Решение, которое может быть обжаловано в верховном суде Европейского Союза, является препятствием для усилий Европейского Союза по пресечению того, что власти там считают антиконкурентным поведением крупнейших мировых технологических компаний. У Google и Amazon также есть судебные апелляции, ожидающие решения об отмене европейских норм о конкуренции.

С чего все начиналось?

Apple Ireland Taxes Return

Напомним, что дело Apple связано с использованием компании в Ирландии в качестве локации для европейской деятельности. В 2016 году главный регулятор антимонопольного органа Европейского Союза заявил, что Apple использовала незаконные сделки с ирландским правительством, чтобы избежать налогообложения прибыли от продажи продуктов Apple в Европейском союзе. Это решение было частью серии антимонопольных дел, нацеленных на крупные американские фирмы, включая Starbucks, McDonald’s и Amazon. Комиссия постановила, что налоговые сделки, заключенные Apple и другими компаниями с такими странами, как Ирландия, Нидерланды и Люксембург, представляют собой незаконную государственную помощь, что является нарушением правил ЕС.

Например, в 2011 году ирландская дочерняя компания Apple зафиксировала европейскую прибыль в размере 22 миллиардов долларов, но только около 57 миллионов долларов в Ирландии считалось облагаемым налогом, сообщили регуляторы.

Власти заявили, что соглашение составило незаконную субсидию, недоступную конкурентам Apple, и обязали Ирландию взыскать 10-летнюю задолженность по налогам на сумму 13 миллиардов евро.

Apple и Ирландия обжаловали это решение, утверждая, что налогообложение компании соответствуют налоговому законодательству. Более того, Apple назвала эффективную налоговую ставку, используемую европейскими регуляторами, «вымышленной цифрой».

Здесь стоит отметить, что у Комиссии нет никаких полномочий в сфере прямого налогообложения, на европейском уровне невозможна даже гармонизация таких правил без поддержки государств-членов в главном законодательном институте ЕС — в Совете ЕС.

С другой стороны — полномочия в сфере обеспечения конкуренции на территории ЕС. Согласно Римскому договору европейский орган имеет полномочия требовать у организаций раскрытие информации, а также накладывать санкции на нарушивших законодательство компаний. Возможность европейского регулятора контролировать соблюдение местными правительствами европейских стран-членов ЕС запрета на оказание помощи иностранным организациям, а также осуществлять контроль мер господдержки, имеющими место в качестве исключения из общего правила о запрете помощи, которая в том числе может состоять из предоставления налоговых преференций для иностранной компании.

Провал Европейской комиссии.

Европейской комиссии был нанесен серьезный удар в ее битве за то, чтобы не дать государствам-членам ЕС заключать налоговые соглашения с многонациональными корпорациями после того, как общий суд ЕС постановил, что Apple не нужно платить ирландцам 13 миллиардов евро в виде возвратных налогов.

Люксембургский суд установил, что исполнительный орган ЕС не смог доказать, что производитель iPhone извлек выгоду из якобы незаконной договоренности с ирландскими властями, приняв решение с широкими последствиями для планов ЕС по пресечению уклонения от уплаты налогов.

Правительство Ирландии заявило, что «всегда было ясно», что Apple не получала особого отношения, добавив, что «правильная сумма ирландского налога была начислена ... в соответствии с обычными ирландскими правилами налогообложения». Экономика Ирландии извлекла выгоду из присутствия транснациональных корпораций, привлеченных низкими налоговыми ставками страны. Дублин считается не желающим принять решение, предполагающее, что его налоговое законодательство слишком мягкое.

В чем значение этого прецедента?

Это решение является неудачей в борьбе Комиссии, за сокращение практики переноса прибыли, когда транснациональные компании переводят прибыль из юрисдикции с высоким уровнем налогообложения в юрисдикцию с более низким уровнем налогообложения.

Рассматриваемое дело было центральным элементом подавления ЕС местных систем налогообложения. Это безусловно окажет влияние на то, как брюссельская организация будет взаимодействовать с иными организациями по вопросам налогообложения.

Фискальный вопрос сейчас имеет высокую актуальность для многих правительств, желающих наполнить казну в условиях мирового кризиса. К слову отметим, что в этом контексте продолжаются дебаты о том, должен ли Европейский Союз иметь свой собственный цифровой налог — налог с Big Tech, чтобы гарантировать, что они платят более справедливый налог по сравнению с традиционным бизнесом.

Безусловно, это дело имеет широкий резонанс ввиду значительности ответчика-американской компании. Однако, как подчеркивает руководство ряда европейских стран, важным в этом процессе является справедливое налогообложение, без оглядки на юрисдикцию налогооблагаемой стороны. Тем не менее намерение регуляторов ЕС, обложить налогом технологических гигантов больше встречали недовольство со стороны США, которые утверждают, что сбор безусловно дискриминирует иностранные компании в сравнении с отечественными фирмам.

Таким образом, победа технологического гиганта имеет большое значение для определения возможности местных правительств самостоятельно устанавливать налоговые ставки для ведущих на их территории деятельность иностранных компании, в том числе для IT-компаний, предпочитающих регистрацию в дружественных налоговых гаванях.

Запишитесь на консультацию

Получите помощь профессионалов